Там, на неведомых тропинках - Греков Юрий Федорович - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Юрий Греков

Там, на неведомых тропинках

День клонился к вечеру. Тени стали гуще. Сумерки подступили к самому окошку. Папа Жук сложил вдвое осиновый листик, на котором было написано «Лесные новости», и сказал:

— Ну, а теперь и чаю попить можно. Зучок, поди, скажи маме.

Папа Жук работал дровосеком и поэтому больше всего любил читать газету «Лесные новости», а потом он любил — тоже очень — пить чай с еловым вареньем. А Зучок был просто маленький жучок, каких много на свете, только еще не умел говорить букву «Ж», и поэтому все его звали «Зучок».

Мама принесла чай, и папа Жук стал рассказывать последние новости: как он сегодня больше всех срубил сухих веточек и что ему сказал знакомый Муравей, с которым они вместе после работы шли домой.

Зучок сначала тоже слушал, а потом стал смотреть в окошко. Вдруг кто-то тихонечко свистнул, и из-за травинки высунулся Мурашка, давний приятель Зучка:

— Зучок, иди сюда! Расскажу что-то!

Зучок оглянулся и, увидев, что папа и мама не смотрят, перевалился через подоконник: кто из мальчишек — будь то жучок или человек — не знает, что через окошко куда удобнее удирать, чем через дверь!

— Ты что, глухой? — спросил Мурашка. — Я уже целый час свищу!

— Чего звал? — Зучок по характеру был жучок степенный и серьезный, все мамины знакомые говорили, что он обязательно будет первым учеником, когда пойдет в школу.

— Да! — заторопился Мурашка. — Слушай, что я тебе расскажу! Бегал я сегодня к Кузе (кузнечик Кузя был второй приятель Зучка, он был самый старший и даже ходил в детскую музыкальную школу учиться играть на скрипке). Иду назад и вдруг — глазам не верю! Что это такое?— Мурашка замолчал и хитро посмотрел на Зучка.— Ни за что не догадаешься!

— Ну, что ты там увидел? — не показывая интереса, спросил нехотя Зучок.

— Голубое яблоко! Вот что! — выпалил Мурашка.

— Голубых яблок не бывает, — сказал Зучок. — Вечно ты путаешь, Мурашка.

— Простые не бывают, а волшебные какие хочешь могут быть!

— Ага, оно еще и волшебное, — насмешливо протянул Зучок.

— А какое еще? — вскинулся Мурашка. — Голубое, и не на ветке висит, не на земле лежит, а по воздуху плывет!

— Что? — удивился Зучок.

— Что-что, — передразнил Мурашка, — по воздуху плывет!

— Яблоко?!

— Яблоко! — и Мурашка, уже не останавливаясь, рассказал, как вдруг откуда-то из-за деревьев выплыло здоровенное голубое яблоко и, медленно покачиваясь, поплыло низко над травой.

— А на боку у него цветок нарисован! — рассказывал Мурашка. — А снизу нитка висит. Ну, думаю, что же оно делать будет? И только подумал, как оно ниткой своей за ветку зацепилось, покачалось и за кустом прилегло. Наверное, отдохнуть.

Зучок слушал, приоткрыв рот.

— И вдруг — треск, гром, топот! Я за камешек, а из-за кустов выскакивают на поляну два великана! Я сразу понял: это от них яблоко убежало. А они туда-сюда, под кусты заглядывают, по всей поляне бегают и приговаривают: куда, мол, этот шарик мог подеваться? «Шарик» — это, по-ихнему, волшебное яблоко. Тут я точно понял, — повторил Мурашка, — что это самое голубое яблоко от них убежало. И спряталось. Я-то его вижу, а они нет. Побегали, побегали и ушли. А я прямо сюда, — заключил Мурашка.

Зучок помолчал, подумал (он всегда так делал — сначала думал, а потом говорил) и кивнул:

— Интересно. Надо будет посмотреть.

— Пошли! — обрадовался Мурашка. — Там оно лежит, спит, наверное.

— Поздно. Завтра с утра пойдем, — подумав, сказал Зучок — и за Кузей зайти надо. Ему же тоже интересно посмотреть на это твое разволшебное яблоко.

— Слушай, а ты не выдумал, Мурашка?

Тот подскочил на месте, от возмущения растеряв все слова, но Зучок опередил его:

— Да шучу я. Завтра обязательно сходим. Прямо с утра. Мурашка успокоился:

— Ладно. И за Кузей, правда, надо зайти. А сейчас что будем делать?

Дома у Зучка был телевизор, на что и намекал хитрый Мурашка. Да, дома у Зучка волшебный ящичек. Все в округе знали его историю. Давно, когда Зучок был еще совсем маленький, папа Жук спас в лесу Старого Гнома, которого придавило упавшей сухой веткой. Папа Жук не только ловко разрубил своим топориком ветку, но и помог Старому Гному дойти домой. Гном подарил своему спасителю маленький деревянный ящик, у которого вместо одной стенки был выпуклый блестящий камешек.

— На что он мне? — удивился папа Жук. — Что я с ним буду делать?

— Ты, дровосек, иди домой, а я отлежусь немножко и завтра приду к тебе, покажу, что с ним делать, — охая, сказал Гном и улегся на диван.

А папа Жук, не переставая удивляться, потащил подарок домой. Полночи они с мамой гадали, что это за штука такая, и на следующий день папа Жук даже с работы прибежал немножко раньше — так ему не терпелось.

Наконец, когда уже стемнело, пришел, опираясь на палочку, Старый Гном. Он посидел у стола, попил чаю с еловым вареньем, а потом нажал какую-то кнопку на деревянном ящичке, и вдруг передняя стенка его засветилась, еще одна кнопка — и ящик... заговорил! А потом стенка стала глубокой-глубокой, как окошко, и там появились какие-то фигурки.

Все молчали в изумлении.

Старый Гном улыбнулся и спросил:

— Интересно, правда?

С тех пор в доме Жука-дровосека каждый вечер собирались соседи.

Сегодня первыми у телевизора устроились Зучок с Мурашкой. Папа Жук спросил только:

— Эй, мальчишки, а спать когда?

Мурашке так не хотелось уходить, что он решил соврать:

— Дядя Жук, у нас в Муравейнике ремонт, все стучат, суетятся, все равно не заснуть. Можно, я лучше посмотрю?

— Ну ладно, — разрешил папа Жук.

На стенке ящика забегали маленькие фигурки, потом они исчезли, и во всю высоту экрана встала какая-то блестящая труба.

Мурашка и Зучок, затаив дыхание, смотрели, что происходит за прозрачной стенкой.

В трубе открылась дверка, и в нее вошел человек — совсем маленький — чуть больше Мурашки. Дверка захлопнулась. Низ трубы окутался вдруг клубами дыма и пыли, как в сильный ветер, и труба стала подниматься вверх, все быстрее и быстрее, пока не исчезла совсем.

— Ракета ушла к звездам, — сказал голос из ящика.

— Папа, а что такое ракета? — спросил Зучок. Но тут в дверь постучали, и вошел Светлячок.

— Здравствуйте, соседи, а я за вами. Сегодня у нас в театре новая пьеса. Очень интересная. «Золотой ключик» называется, — сказал Светлячок. Он работал в лесном театре главным осветителем и знал все театральные новости. — Пойдете?

Папа Жук посмотрел на маму и сказал:

— А что ж, почему не пойти? Если новая пьеса... Комедия? Я лично очень люблю современные комедии.

Мама ушла переодеваться, а папа пригласил Светлячка к столу, и они стали разговаривать о том о сем — про кино, и про охоту, и про то, как много нынешним летом дождей.

Зучок и Мурашка слушали, и стало им скучно. Тогда Мурашка не утерпел и спросил:

— Дядя Жук, а вы не сказали, что такое «ракета».

— Ах, да, — спохватился папа Жук и пояснил Светлячку: — Тут мы, сосед, передачу смотрели про ракету. Так им непонятно.

— Хм, а я, признаться, тоже не в курсе, — сказал Светлячок (он любил выражаться по-ученому).

Папа Жук ушел в кабинет и вернулся с подшивкой «Лесных новостей».

— Вот совсем недавно я тут читал... Сейчас поищем. Он перевернул несколько листков и обрадованно сказал:

— Ага, вот. — И стал читать:

«Как сообщает наш корреспондент Шмель, люди придумали новую машину, которая летает в сто раз быстрее, чем любая муха. Эта машина — большая блестящая труба, под нижним ее концом люди устраивают пыль и гром — и она взлетает. Как мы предполагаем, эта машина специально изобретена людьми, чтобы летать быстрее «мух».

— Понятно? — спросил папа Жук.

Светлячок сказал «да». Зучок и Мурашка переглянулись и тоже сказали «да», хотя, как и Светлячок, ничего не поняли.

— Вот я и готова, — сказала, входя, мама. На ней было изящное вечернее платье из дубового листка. — Идемте.